Истории успеха (следж-хоккей)

«Следж-хоккей наш маленький мирок сделал целым огромным миром»

СО СЛЕДЖ-ХОККЕЕМ НАША ЖИЗНЬ ПОЛНОСТЬЮ ПОМЕНЯЛАСЬ

— Как долго ваш сын занимается следж-хоккеем? Как узнали об этом виде спорта?

— О следж-хоккее в мае прошлого года нам рассказал тренер в Саратове. Получается, занимаемся год с небольшим. Сергей Валерьевич Родионов пришел в школу-интернат для детей с ДЦП, где учится в том числе и мой сын. Пробовали даже не на льду — катались по асфальту.

— Замечаете ли вы улучшения в состоянии здоровья Глеба?

— Безусловно! И я, как мама, и учителя, и врачи. Учителя отметили, что Глеб стал более уверенным в себе. Я вижу значительные улучшения во всем: и в физическом состоянии, и в умственном, сын стал более общительным. Ортопед, у которого мы наблюдаемся в Саратове, Затравкина Татьяна Юрьевна, когда увидела нас на приеме, не сказала ничего, но одной улыбки было достаточно, чтобы понять все. И, конечно, ее рекомендации: «Заниматься, заниматься и еще раз заниматься!» Все это идет только на пользу!

— Думали ли вы когда-нибудь о том, чтобы отдать сына в какой-то вид спорта?

— Только если на уровне несбыточной мечты. Казалось, что не будет возможности. Потом, когда в интернат пришел тренер и рассказал о том, что такое есть, наша жизнь полностью поменялась. Один из одноклассников Глеба тоже решил заниматься, еще мальчик из параллельного класса. Мы такие не одни.

Очень интересная история прихода в следж-хоккей у нашего второго тренера Игоря Широких. Он даже никогда не представлял, что окажется на этом месте. Привел в секцию своего сына Сережу, который тоже учится в нашем интернате. А потом стало понятно, что главному тренеру нужна помощь: все-таки это непросто. И Игорь занялся следж-хоккеем, чтобы было некое продолжение. Так сказать, начало от Родионова — продолжение от Широких.

— Для вашего сына следж-хоккей — это, в первую очередь, реабилитация?

— В первую очередь, да, следж-хоккей для нас — реабилитация. А там, как пойдет! Но, как мне кажется, ребят все же стоит разделить по уровню. Когда начинается хоккейный рост, становится очевидно, что кто-то тянет, а кто-то — нет. Кроме того, следж-хоккей — травмоопасный вид спорта. Некоторые едут быстрее, некоторые — медленнее, в результате получаются совсем необязательные столкновения. Плюс к этому — пушеры. Пушер точно так же может получить травму, если в него въедет следж, который носится со скоростью света. Понятно, что взрослый человек, который катит ребенка, такую скорость развить не может.

«Следж-хоккей наш маленький мирок сделал целым огромным миром», изображение №2

ЕСТЬ РАЗНЫЕ ДЕТИ, НО ВСЕ ОНИ ДРУЖАТ

— Как удалось пережить известие о том, что ребенок будет нездоров?

— До того, как Глеб родился, я не знала о том, что будут какие-то проблемы со здоровьем. Впервые услышала об этом уже после родов. На то, чтобы переживать, времени как такового не было — нужно было сразу принимать решение о лечении сына. До мая прошлого года у нас были только врачи и процедуры. Так что следж-хоккей раскрасил нашу жизнь яркими красками!

— У Глеба есть братья или сестры?

— Да, у нас есть младшая дочка и старший сыночек, которому уже 22 года. Они, к счастью, абсолютно здоровы. До конца я все еще не знаю, в чем причина этого врожденного заболевания. Версий очень много, говорить о них попросту нет смысла: точно о том, что это такое и откуда это, не скажет никто. Повлиять может и родовая травма, и какие-то проблемы внутриутробного развития…

— Ваш сын был участником смены Hockey Family Camp-2019 в инклюзивном формате. Как вам кажется, стоит ли снова объединять хоккеистов и следж-хоккеистов в одном лагере?

-Разделять ребят не нужно ни в коем случае. Тем более, что, например, у нас уже есть практика подобного взаимодействия. В Саратове мы принимали участие в тренировках совместно с вертикальщиками. Я думаю, что это нужно, и оказывает только положительное влияние. Дети должны знать, что есть два мира: хоккеисты на коньках и хоккеисты на санях. Поэтому лично я — только за! Когда узнала, даже не думала о том, ехать или нет, — выбор был очевиден. Это огромный плюс.

Лично для меня, что значит этот лагерь, показала поездка на детскую железную дорогу. Экскурсия была довольно длительная, а, что самое главное, пешая — для моего ребенка это сложно. Но он шел сам, с ребятами, с тренерами, и не искал меня. Смотришь, где он вообще, может быть, нужно помочь, руку дать, чтобы не упал, — нет. Прошел сам весь путь от и до! Я вижу, как он крепнет! Физическое состояние поддерживается еще и морально. Для них это очень важно: идти вместе с ребятами, поддерживать разговор и в принципе общаться с теми детишками, у которых таких проблем нет. Есть разные дети, но все они дружат.

«Следж-хоккей наш маленький мирок сделал целым огромным миром», изображение №3

— Появились ли у Глеба друзья за время занятий следж-хоккеем?

— Я бы не стала говорить о друзьях. В случае со следж-хоккеем очень важно общение именно в команде, со всеми. Здесь все на одном уровне. Ни в коем случае нет такого: с этим я дружить буду, а с этим — нет. Ребята живут одним коллективом — и это очень важно!

— Дайте совет тем родителям, чьи дети тоже оказались в такой сложной жизненной ситуации. Как показать своему ребенку, что быть особенным — не приговор?

— Я, как родитель, никогда не искала поддержки — она пришла сама вместе с Родионовым Сергеем Валерьевичем. Поэтому давать какие-то советы, я, наверное, не будут, но одно скажу точно. Следж-хоккей наш маленький мирок сделал целым огромным миром! До появления этого вида спорта в нашей жизни мне приходилось объяснять сыну, что он такой не один, что есть еще дети с ДЦП и не только. После того, как мы начали заниматься, совсем забыли об этих объяснениях.

«Следж-хоккей наш маленький мирок сделал целым огромным миром», изображение №1

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Глеб Казаков

Родился 22 августа 2007 года в Саратове. О следж-хоккее узнал от тренера «Крыльев» Сергея Валерьевича Родионова, под началом которого и стал заниматься этим видом спорта в мае 2018-го года.

Интервью подготовила

Анна Склянухина

Похожие записи